Архивы

Верьте Богу, доверяйтесь Его всегда благой о нас воле. И ничего не бойтесь в жизни, кроме греха. Только он лишает нас Божьего благоволения и отдаёт во власть вражьего произвола и тирании.

Архимандрит Иоанн Крестьянкин

Краткий очерк истории униатской церкви в Беларуси

Слово «уния» перешло в русский язык из польского, а корень этого слова латинский. «Уния» означает «союз», «соединение», «согласие».

Идея церковной унии с XV века активно пропагандировалась папством, западной церковью, иезуитами. В этой идее ясно проявлялось католическое понимание единства Церкви как политического подчинения всех существующих христианских церквей папе, без различия их вероучительных особенностей. Как отмечает клирик униатской церкви в Латвии диакон Франциск Пленнэ: «Папы, помня о своих обязанностях видимого главы Вселенской Церкви, полагали одной из главных целей своего служения вернуть в ее лоно отторгнувших себя от церковного единства».

Но правительство Московского государства и Русская Православная Церковь категорически отвергали всякую попытку унии с Римом. Тогда папская курия при содействии иезуитов взяла курс на унию западной и восточной церквей в пределах Речи Посполитой. В Бресте в 1590 г. четыре православных епископа – Луцкий, Львовский, Пинский и Холмский – подписали тайный договор о согласии на унию. Их поддержал присутствующий на соборе Ипатий Потей, в то время брестский судья, а потом епископ.

Сторонниками православной партии были Киевский воевода князь Константин Острожский и Новогрудский воевода Федор Скумин-Тышкевич. Они стремились укрепить братское движение, которое являлось основным оппонентом униатов. Так, в 1591-1592 годах они ходатайствовали перед королем о выдаче определенных привилегий Львовскому братству, об утверждении уставов братств в других городах.

            В июне 1595 г. было направлено Папе Клименту VIII «Соборное послание», которое в Рим доставили епископы Ипатий Потей и Кирилл Терлецкий. Под ним стояли подписи ведущих православных иерархов Речи Посполитой. В послании епископы соглашались на объединение церквей на следующих условиях: верить, что Святой Дух исходит от одного начала; сохранить все обряды и церемонии восточной церкви, которые должны проходить на «нашай мове»; причащение и крещение производить без изменений; не возбуждать споры насчет чистилища, а новый календарь принять с учетом неизменности празднования Пасхи и других праздников; не принуждать к праздникам и церемониям, которых нет в восточной церкви; сохранить право священников на брак; разрешить занимать церковные должности людям «русской» греческой веры; чтобы епископы назначались митрополитом, а не папой, а митрополит выбирался епископами, но получал грамоту на митрополию из рук папы; митрополит и епископы-униаты должны иметь места в сенате, как и католические епископы; лишить силы постановления восточных иерархов; запретить исполнять пастырские обязанности священникам, не подчиняющимся епископам-униатам; запретить посещать страну греческим монахам и священникам; запретить униатским священникам переходить в католичество.

Король Сигизмунд III поддержал идею унии. 15 ноября 1595 г. епископы Ипатий Потей и Кирилл Терлецкий прибыли в Рим. 23 декабря состоялась аудиенция у папы, к которому обратился с речью Потей. От своего имени и от имени епископов-униатов он согласился на включение в исповедание веры следующих положений: Святой Дух исходит и от Отца, и от Сына; причащение, как на пресном, так и на кислом хлебе; догмат о чистилище; первенство церковной власти Римского папы; семь таинств и все католические обряды; индульгенции; первенство римской церкви над всеми остальными; осуждение схизмы и ересей; активная пропаганда «истинной веры». В январе 1596 года папа Климент VIII поставил свою подпись под документом о церковной унии. Папа внес коррективы в униатский договор. Например, он оставил неизменными обряды восточной церкви, православный символ веры.

Униатский собор в Бресте открылся 6 октября 1596 года. На нем присутствовали папские послы, представители короля, митрополит, пять из семи епископов, представители католической церкви, иезуиты, государственные деятели. Два епископа – Львовский Гедеон Балабан и Перемышльский Михаил Копысьтенский – унию не поддержали. 8 октября 1596 года была принята «соборная грамота» митрополита Михаила Рогозы и униатских епископов. В христианской церкви должен быть «един господарь», который бы «о порядку и о всем добром всех абмышлял». Таким хозяином «от часов апостольских» являлся папа Римский, «едины потомок Петра святого». Это следует из «Соборов и правил святых Отец». Этого же правила придерживались «Царигородские патриархове, от которых и сия страна Руская веру святую приняла». Для «спасения своего и стада словесного нам от Бога врученого» необходимо восстановить церковное единство под патронатом Римского папы. Именно с этой миссией направились в Рим епископы, которые получили санкцию римского первосвященника на союз при условии сохранения «обрядов и церемоний церквей восточных греческих и Русских». Этот союз и утвердил Брестский собор. На соборе были отлучены от церкви Гедеон Балабан, Михаил Копысьтенский, архимандрит Киево-Печерской лавры Никифор Тур, 9 архимандритов, 16 протопопов и священники, не принявшие унии.

Одновременно с униатским собором состоялся и православный. На соборе присутствовали К. Острожский с сыном, патриаршие экзархи Константинопольский (Никифор) и Александрийский (Кирилл Лукарис), епископы Балабан, Копысьтенский и другие православные священники – более 100 человек. На предложение униатов присоединиться к церковному союзу православными был дан следующий ответ: мы не против унии с римской церковью, но при условии, что: к этому союзу присоединится вся восточная церковь; унию благословят восточные патриархи; между православными и католиками будут согласованы все противоречия относительно догм и обрядов. Православный собор лишил сана всех епископов-униатов. Миряне решили не подчиняться пастырям-отступникам.

Собор обратился к королю с просьбой утвердить его решение о низложении униатских епископов, а на их место посадить новых, избранных православными. Ключевыми аргументами были: уния готовилась тайно от народа группой соглашателей-архиереев; она противоречит существующим правовым актам и является посягательством на религиозную свободу; поэтому православные имеют право сопротивляться ее введению всеми средствами.

Король Сигизмунд III принял сторону униатов и утвердил деяния их собора. Тем самым Сигизмунд признавал лишенными сана и преданными анафеме всех епископов и священнослужителей, оставшихся верными Православию.

Конечной целью Брестской унии являлось постепенная латинизация греко-католиков. Вопреки первоначальному обещанию короля и папы, униатские иерархи не были уравнены в правах с латинскими. Последовали постановления правительства, ущемляющие православных: лишение избирательного права, запрет на погребение в дневное время, а крещение, бракосочетание и последнее причастие могло совершаться только с разрешения местного католического ксендза за отдельную плату. В результате Брестской унии 1596 года вплоть до первой половины XIX века на территории Беларуси христианская паства была разделена на принявших католическое вероучение униатов и оставшихся верными восточному учению православных.

В 1839 году на Полоцком соборе произошло воссоединении униатов с Православной матерью-Церковью. «Отторгнутые насилием возвращены любовию» – гласила надпись на памятной медали, вычеканенной в память этого события. Но уния не прекратила своего существования, потому что папская власть и иезуиты не смогли примириться со своим поражением.

В 1905 году, благодаря указу императора Николая II о началах веротерпимости, стал возможным переход православных в унию или в латинский обряд.

В годы советской власти в атеистическом Российском государстве преследовались представители всех конфессий. Только в составе Польши до 1939 г. униаты пользовались свободой вероисповедания. В 1931 г. для западнобелорусских грекокатоликов в Польше из Рима был назначен Апостольский визитатор. В 1939 г. Западная Беларусь присоединена к БССР. В 1946 г. на Львовском церковном соборе уния была упразднена.

Вплоть до 1990-х гг. XX века приходы белорусских грекокатоликов существовали лишь в эмиграции – в Лондоне, Чикаго, Париже и Лёвене. В 1960 г.  папа назначил  Апостольского визитатора для белорусов-католиков по всему миру.

После распада СССР в 1991 году белорусские униаты вышли из подполья и получили возможность свободного исповедания веры. С 1994 г.  архимандрит Сергей Гаек стал Апостольским визитатором для грекокатоликов Беларуси. Униатская церковь в Беларуси единственная из 22 восточнокатолических церквей, которая в настоящее время имеет неопределённый статус. Униатские храмы существуют лишь в Полоцке и в Могилёве (часовня). В Минске, а также в областных и нескольких районных городах страны созданы грекокатолические центры. Наиболее значительный из этих центров, кроме Минска, – в Бресте, где также находится редакция белорусской униатской газеты «Царква». В Полоцке действует Борисоглебский униатский женский монастырь Студийского устава. Место предстоятеля церкви вакантно, фактически обязанности главы церкви исполняет Апостольский визитатор архимандрит Сергей Гаек. Служба, ведётся на белорусском языке, хотя изначально богослужебным языком униатов был церковно-славянский.

 Таким образом, нынешние униаты не скрывают своего единства с католической церковью. Об этом свидетельствует их самоназвание: грекокатолики или католики восточного обряда. Как и в далеком XVI веке, так и сейчас главная цель Ватикана в отношении унии – сделать ее удобной ступенькой для обращения православных в католичество.

Православный день