Архивы

Размышления об иноческом постриге

6 апреля нынешнего года, накануне праздника Благовещения Пресвятой Богородицы, в Свято-Успенском Тадулинском монастыре был совершён иноческий постриг. В разорённой и поруганной обители всё ярче разгорается лампада монашеской жизни.

Смиренно склонив головы, стоят сёстры у алтаря. Иеромонах Нил читает молитву: «Благодарим Тя, Господи Боже наш, иже по мнозей милости Твоей избавил еси рабов Твоих от суетнаго мирскаго жития…»

Наши сёстры пришли в монастырь в зрелом возрасте, прожив в миру «суетное житие». Господь коснулся их сердец, и они, порвав все связи с прошлым, переступили порог монастыря. Годы послушничества были временем испытания себя: насколько я готова жить в общежитии, одной семьёй с совершенно чужими мне людьми. Насколько я готова нести «тяготы друг друга» и исполнять закон Христовой любви. Насколько я готова слушаться настоятельницу, моложе меня возрастом, но поставленную Богом на это место. Монашеская жизнь – это постоянный труд, постоянная духовная брань и внимание к себе. Счастливы те монахи, которые достаточное время были послушниками, прошли эту школу новоначалия, так называемый искус. Тем яснее звучат для них слова следующей молитвы: «Во иго Твое, Владыко, спасительное приими рабов Твоих и сподоби их сочетатися пастве избранных Твоих…»

Монахи – это овцы на пажити Господней. И один у них Пастырь – Христос, Жених Небесный, Которому они обручаются. В знак этого обручения и посвящения себя Господу крестообразно постригаются волосы: «Во имя Отца, аминь, и Сына, аминь, и Святаго Духа, аминь». Произносятся те же слова и совершаются те же действия, что и во время Таинства Крещения. И человек словно рождается заново.

Инок – значит иной, не такой как все. Для сестёр, принявших пострижение, с этого момента начинается новый этап жизни. Об этом свидетельствует и иная, монашеская, одежда, в которую их облекли, и новые имена, данные им при постриге. Имена святых мучениц, которые своей кровью засвидетельствовали верность Христу. Ведь монашество, по словам святых отцов, это бескровное мученичество.

Постриг совершён. Теперь отец Нил вручает инокинь духовной матери – настоятельнице монастыря. Руки Матушки и сестёр соединены на Святом Евангелии. Вспоминаются слова Святейшего Патриарха Кирилла о том, что вручение монаха старцу или старице – это вовсе не формальность: «Я соединяю руки новопостриженного и старца, ибо это союз людей, это не формальность, это не просто запятая в нашей монашеской дисциплине».

Обращаясь к Матушке, священник говорит: «Се вручаю тебе пред Богом сих новоначальных… да не нерадения ради твоего погибнут души их, имаши бо ответ дати Богу о них в день судный». И, подчёркивая взаимную ответственность, обращается затем к сёстрам: «Вы же якоже Христови во всем повинитеся старице… и обрящете благодать пред Богом, и спасетеся».

Пополнился чин земного воинства Христова. Этот день уже вошёл в историю Свято-Успенской обители. После её закрытия в 20-е годы прошлого века более 80 лет не звучала над озером Вымно монашеская молитва. И теперь, как Феникс из пепла, возрождается Тадулинский монастырь.

                                                                                       Насельница монастыря

 

ВЕРЬТЕ БОГУ, ДОВЕРЯЙТЕСЬ ЕГО ВСЕГДА БЛАГОЙ О НАС ВОЛЕ. И НИЧЕГО НЕ БОЙТЕСЬ В ЖИЗНИ, КРОМЕ ГРЕХА. ТОЛЬКО ОН ЛИШАЕТ НАС БОЖИЯ БЛАГОВОЛЕНИЯ И ОТДАЕТ ВО ВЛАСТЬ ВРАЖЬЕГО ПРОИЗВОЛА И ТИРАНИИ.

Архимандрит Иоанн Крестьянкин

Православный день