Архивы

Верьте Богу, доверяйтесь Его всегда благой о нас воле. И ничего не бойтесь в жизни, кроме греха. Только он лишает нас Божьего благоволения и отдаёт во власть вражьего произвола и тирании.

Архимандрит Иоанн Крестьянкин

Ритуальные страхи

Совсем недавно как-то беспокойно зазвонил телефон. Бывает так, и звонок привычный, а чувствуется, что неприятность скажут или горестное сообщат. Так и случилось:

- Батюшка, (звонили с прихода), у меня свечи, — голос чуть не плакал, — которые после похорон отца остались, пропали.

- Ну и что?

- Как что? Еще один покойник в доме будет!

Успокоил, как мог, а на следующий день зашел в тот дом, откуда звонили. Показалось, что еще на одни похороны приехал, когда увидел перепуганные глаза звонивших.

На все мои успокоительные речи не делать трагедии из дурного поверия, пришедшего из языческого прошлого и книг Аксенова, стоящих на видном месте в любой книжной лавке, не было никакой благой реакции. Пришлось из священника преображаться в доморощенного честертоновского пастора Брауна и в результате проведенного «расследования» определить, что сверточек с оставшимися от похорон свечами благополучно завалился при последней уборке за книжный шкаф. Виновником случившегося была ленивая хозяйская дочка, которая вместо «вытри пыль», смахнула ее тряпкой, попутно зацепив злополучный сверток. Радости хозяев не было предела…

Мне же было грустно. И еще не давала покоя мысль — тщетна твоя проповедь, батя. Не радость Христова и вера утверждающая в сознании прихожан твоих, Богом данных, а язычество махровое. Вера во всесилие того, кто давно побежден, кто одного дуновения благости Божией страшится. Ведь посудите сами, какие вопросы задают на приходе, в письмах, на интернет-форумах и на телевидении:

- Можно ли носить пасхальные куличи на кладбища?

- Могут ли участвовать в погребении покойника его родственники?

- Кто первый должен ступить на венчальный рушник?

- Можно ли покупать продукты, где на упаковке идентификационный штрих-код?

- Через какое плечо надо передавать свечу в церкви?

И не только задаются эти и подобные вопросы! Они становятся во главу угла в духовной жизни… и в нарушении «установлений» Бог весть каких канонов и «старцев», видят чуть ли не предательство веры и отречения от православия.

Я очень часто сталкиваюсь с людьми, напрочь отрицающими Христа, но свято верующими в неблагополучность дороги, если ее перебежала кошка, стучащими по столу, дабы не исполнилось или исполнилось, и начинающих рабочий день с чтения горЕскопов. Именно они все чаще становятся православными неофитами, видящими в Церкви и богослужении лишь очередной колдовской приворот или экстрасенсорную защиту. Это они складывают ладошки лодочкой «для получения благодати» при евхаристическом каноне. Это они, распарив соль, читают три раза «Отче наш» и посыпают ею порог у входа в дом и квартиру. Это они распределили священников на благодатных и не очень, превратили почитание святых в многобожный пантеон, где за фигурой «любимого» святого тускнеет и Христос.

Результат подобного «православного» верования можно лицезреть на некоторых общецерковных праздниках. Например, освящаю пасхальные куличи и яйца на Христово Воскресение и, уже либерально относясь к выставленными вместе с пасхальными яствами колбасе, салу и чуть прикрытыми (неловко все же) бутылкам, все же не могу промолчать, увидев положенные «под освящение» булавки. На немой вопрос, зачем, мол, булавки с иголками, тут же, ничтоже сумняшеся, отвечают:

- Внучка замуж собралась. Булавочку в платье вколю, чтобы жили — не тужили.

Вот такое народное «православие».

Вера, она разная бывает. Сатана вон, тоже верит, а бесы святое Писание получше наших доморощенных богослов знают и эту свою интерпретацию Библии за православие и выдают. Ведь для снискания благодати Божьей и Духа Святого, того, что преподобный Серафим Саровский назвал целью христианской жизни, труд нужен, и не малый, а здесь все элементарно. Водичкой побрызгал, через плечо три раза плюнул, к «благодатному» старцу съездил и сразу святым себя почувствовал.

Вернусь все же опять к усопшим нашим и погребениям. Слава Богу, стали меньше устраивать похорон с разрывающей душу еврейской музыкой. Я нормально отношусь к иудеям, но у меня законный вопрос, почему в нашем ритуальном официозе мотивы лишь земли обетованной? Почему регистрируем брак с Мендельсоном, а провожаем с Шопеном? Все ведь крещены, да и венчаются некоторые, а уж отпеваются — все поголовно. Причем тут эта «ненашенская» музыка?

И еще одно, то, что смутит многих. Это явная языческая традиция — венки. Да, те самые от сослуживцев, детей, внуков, и прочих родственников. В христианстве венков сроду не было. На Руси всегда считалось, что лучше эти деньги отдать на милостыню в память об умершем — так действительно больше пользы будет для покойного, чем от безвкусного венка с шаблонными надписями на лентах. Но попробуй даже священник, заикнись об этом… Но ведь возникает законный вопрос, если мы верим в жизнь за смертью, то нужны ли там венки, музыка, расческа, деньги или вставные зубы, которые также упорно кладут в гроб? Или, все же, духовному необходимо духовное? То есть, молитва наша, милостыня и память, которую венком и барабаном никак не заменишь. Введя чуждый традициям и верованиям ритуал, мы сами пригласили язычество в свои души.

Мне могут возразить, что и в Церкви обрядов много. Необходимо понимать смысл обрядов, но не подменять СМЫСЛА обрядами, когда говорят «делай так, а не сделаешь — попадёшь в ад!» Абсолютно недопустимо понимать обряд только как само «действо», без смысла. Если выбирать одно из двух, исполнение обряда или же исполнение сути того, что этот обряд символизирует, надо выбирать исполнение сути.

Надо, чтобы Церковь была такой, где ни один честный человек не смог бы, соприкоснувшись, не уверовать в то, о чём она свидетельствует. Это же может произойти лишь тогда, когда все чуждое, наносное и привнесенное будет отвергнуто. Когда икона станет окошком к Богу, когда дым кадильный будет напоминанием утерянного райского фимиама, когда красивые священнические облачения и украшения храмов будут восприниматься как отражения той красоты и благодати, которые ждут человека, открывшего двери сердца своего Христу.

Протоиерей Александр Авдюгин

Православный день