Архивы

Связь времен

Тадулинский монастырь – одно из тех мест, где остро чувствуется ход истории. Некогда процветающая обитель, духовный и культурный центр для местного населения, после революции – полуподпольная монашеская община под видом трудовой артели. Закрытие монастыря и разрушение до основания его храмов и строений. И вот сейчас – этап возрождения. Жизнь идет своим чередом. Снова на монастырском холме звучат молитвы, трудятся сестры, приезжают паломники. И пусть нет пока внешнего сходства  с дореволюционным обликом обители – со старых фото на нас смотрит величественный Успенский собор – тянется невидимая ниточка живой духовной преемственности. В первую очередь это выражается в молитвенной памяти о живших здесь отцах, братиях, матушках и сестрах, и в уверенности в ответном их предстательстве.

На память приходит один случай, произошедшей не так давно с паломницей Галиной. Засидевшись допоздна над объемным послушанием, и чувствуя, что не хватае сил и времени справится самой, Галина Степановна взмолилась «Матушки, помогайте!». А когда работа была чудесным образом закончена в короткое время, на благоговейный вопрос шепотом «Матушки, кого благодарить?» послышался тихий, как шуршание листвы, голос «Есфирь».

В истории Тадулинской обители была всего одна насельница с таким именем – это последняя настоятельница монастыря, монахиня Есфирь (Вяль).  Она сменила на этой должности 65-летнюю игумению Анфису (Кузмицкую) в  марте 1922 г. Ольга Иосифовна Вяль (таково мирское имя матушки Есфири) родилась в 1873 г. в крестьянской семье деревни Котово, расположенной в 7 км от Тадулинского монастыря. Образование она получила в народном училище, а в 1890 г. поступила в Полоцкий Спасо-Евфросиниевский монастырь. В Тадулинский монастырь монахиня Есфирь была переведена на должность казначеи. Также она несла послушание регента хора, а с 1914 г. преподавала церковное пение в монастырском женском училище.

Послереволюционное время стало тяжелым периодом в истории православных монастырей. В условиях изменившегося законодательства было необходимо  выстроить отношения с новой властью и найти способ сохранить обители от полного разорения. В первые годы советской власти верующим удавалось регистрировать монастырские храмы как приходские. Под руководством матушки Есфири, которая стала председателем приходского совета, в июле 1923 г. была оформлена община Тадулинской Успенской церкви, в количестве  151 человек, включая 48 монахинь. Так удалось сохранить приходскую и богослужебную жизнь в монастыре.

В условиях, когда для закрытия монастыря было достаточно распоряжения местных властей, матушка настоятельница проявляла духовную и житейскую мудрость, благодаря чему было возможным мирное сосуществование с разместившимися в части монастырских строений советскими школьными образовательными учреждениями. В разное время это были: Тадулинская трудовая советская школа, детский дом для детей Поволжья, Тадулинский школьный городок с интернатом. И хотя официально монахиням было предисано выселиться в в фольварок Зайбужье, матушка Есфирь пыталась добиться от властей отмены этого постановления. Монашеская община состояла в это время примерно из 50 сестёр, а условий для жизни в Зайбужье не было. Достоверно известно, что часть сестер остались на территории монастыря и работали в Тадулинском интернате и в школе. Монахиня Есфирь преподавала музыку и пение. На заседаниях уездного исполкома часто говорилось о том, что присутствие монахинь на территории школьного городка «разлагающе действует на население и учащихся». Сестер обвиняли в преподавании детям религиозного учения.

Очень остро стоял вопрос  самообеспечения насельниц и хозяйственной деятельности,  так как на монастырские земли, согласно новым декретам, претендовали другие учреждения и частные лица. Сначала сестры самовольно обрабатывали бывшие монастырские огороды, а позже в рамках действующего законодательства из числа насельниц Тадулинской обители была организована трудовая артель в количестве 50 человек под председательством настоятельницы монахини Есфири Вяль. Это позволило сестрам обеспечивать себя продуктами.

Настоятельница монастыря, монахиня Есфирь (Вяль). Фото с уголовного дела

Так, под видом трудового коллектива и общины при храме на монастырском холме продолжалось монашеское делание. Это был путь многих монастырей. Это же стало и поводом к ликвидации подобных трудовых артелей на волне репрессий против религиозных организаций конца 1920-х гг.  14 марта 1928 г. Витебский окружной исполнительный комитет принял решение о ликвидации Тадулинской сельскохозяйственной артели. Руководящие органы и монахинь было решено выселить из округи, больных и нетрудоспособных передать в Собес или отправить к родственникам. Судьба насельниц Свято-Успенского Тадулинского монастыря после ликвидации артели неизвестна. По воспоминаниям, кто-то остался в этой местности, кто-то ушел жить к родственникам.  Настоятельница монастыря, монахиня Есфирь Вяль, была арестована годом ранее, в 1927 г., и административно сослана на 3 года. Матушка Есфирь проживала в г. Орле и работала одеяльщицей на фабрике имени Парижской коммуны. В 1937 году она была повторно арестована, обвинялась в том, что «являлась активной участницей контрреволюционных групп церковников, посещала нелегальные сборища и распространяла провокационные слухи о скорой гибели советской власти». Шаблонные фразы обвинительного приговора говорят о том, что, вероятно, в Орле матушка примкнула к одной из подпольных монашеских общин и принимала живое участие в ее служении. Решением особой тройки НКВД по Орловской области матушка была осуждена на 8 лет исправительно-трудовых лагерей. Монахиня Есфирь Вяль умерла в возрасте 67 лет 23 декабря 1940 года, отбывая наказание в ИТЛ Новосибирской области. Постановлением Президиума Орловского областного суда от 17 августа 1957 года ее дело было прекращено за отсутствием состава преступления.

Последние упоминания об Успенском соборе монастыря как о действующей приходской церкви обнаружены в списках церквей и молитвенных домов и датируются 1929 годом. Храм был взорван осенью 1943 года при отступлении немецких войск. Уцелевшие при взрыве остатки кирпичных стен монастырских храмов и корпусов в 60-е годы разобрали и вывезли на укладку дороги до центра сельсовета в посёлке Яновичи. Частично сохранились только фундамент и подвальные помещения монастырского комплекса.

Весной 2011 года в разорённый Тадулинский монастырь приехали первые сёстры под руководством настоятельницы монахини Иларии (Болт). К сегодняшнему дню на исторической территории монастыря, на месте разрушенного Успенского собора, построен храм-часовня, завершено строительство жилого корпуса. Но не только возведение стен и налаживание быта видится насущным для матушки настоятельницы и сестер. Особое значение придается восстановлению истории Тадулинской обители. За эти 7 лет по письменным и архивным источникам, воспоминаниям старожилов удалось проследить судьбу монастыря от его основания, составить образ монастырского комплекса и его храмов — величественного Успенского собора и маленькой Александро-Невской церкви. С уверенностью можно сказать, что Тадулинская обитель являлась значимым духовным и образовательным центром для местного населения. При обители действовало женское духовное училище с педагогическим курсом. А плоды труда в рукодельных мастерских монастыря, по мнению современных специалистов, представляют собой замечательные образцы Витебской школы вышивки.

Главной святыней монастыря, привлекавшей многочисленных паломников, являлся широко почитаемый Тадулинский образ Пресвятой Богородицы. Чудотворная икона исчезла в водовороте исторических событий первой половины XX века, но её подробное описание сохранилось в статье витебского историка и краеведа А. М. Сементовского, который посетил Тадулинский монастырь в 60-е гг. XIX века. Сохранились также рисунок гравюры, выполненной варшавским мастером Мюлиусом в середине XVIII в., и акварельный рисунок Д. Струкова. В 2012 г. по сохранившимся данным иконописцем Еленой Логиновой был написан первый современный список Тадулинской иконы. Несколькими годами позже художник Ольга Гришанина исполнила живописную копию образа.

Шансов на возвращение исторических святынь было мало, но у Господа нет невозможного. В 2016 г. в Свято-Успенский Тадулинский монастырь была передана древняя икона Пресвятой Богородицы «Тадулинская». Ее обнаружил в одном из храмов Брестской области архиепископ Пинский и Лунинецкий Стефан. Позже Владыка сообщил некоторые сведения, касающиеся недавней истории этого образа. А вот судьбу иконы сразу после закрытия обители нам поведала паломница в августе 2018 г. Именно к ее бабушке постучались две монахини незадолго до начала Великой Отечественной  войны со словами «Возьмите эту чудную иконочку и сохраните до времени».  С тех пор семья, хоть и не являлась воцерковленной,  бережно хранила образ, который чудом уцелел во время страшного пожара в 1985 г., разрушившего до основания дом.

Спустя более 80 лет в Свято-Успенский Тадулинский монастырь вернулась древняя святыня. Та ли это икона, подаренная еще князем Огинским, либо более поздний ее список – этот вопрос пока остается открытым. Однако, зная судьбу этого образа, и свидетельства помощи по молитве перед ним, не подлежит сомнению, что Пресвятая Богородица наделила его особой благодатью. Сегодня Тадулинская икона Божией Матери находится в правой части монастырского храма-часовни, который всегда открыт для паломников и гостей.

Любовь Василицына

 
.

 

Есфирь

(м. Илария)

 


Юной девицей в обитель ушла

Ольга, взыскуя всем сердцем Христа.

Праотцев землю с её красотой,

Озеро Вымно и домик родной –

Всё променяла без скорби в душе,

Чтоб сораспяться Христу на кресте.

В древней обители Спаса она

Обеты монашества произнесла.

Там возмужала, стремясь подражать

Той, что сумела обитель создать.

На берегу судоходной реки

В Полоцке граде у вод Полоты.

Там, как и многие, кости свои

Думала, сложит, но Божьи пути

Вновь её в землю отцов привели,

Чтобы светильник, который зажгли,

Силою духа и святостью дел

Ярко на свещнице Церкви горел.

Над озером Вымно стоял монастырь,

В нём поселилась и Ольга-Есфирь.

Тихо, спокойно в нём жизнь потекла,

Но не без подвига, не без креста.

Годы по-прежнему шли чередой,

Грянул семнадцатый год роковой.

В эти тяжёлые смутные дни

На хрупкие плечи Есфири легли

Тяжкие ноши, сердечная боль,

Слёзы и вздохи и тысячи зол.

Как она вынесла всё, не понять!

Но монастырь смог тогда устоять,

Под руководством её десять лет

Людям окрестным даря Божий свет.

Выслали Матушку в двадцать седьмом…

Труды, испытания, тюрьмы потом,

Пытки, ночные допросы, этап,

Лагерь сибирский, холодный барак…

Похоронили её без креста,

В общей могиле, как многих тогда.

 

Казалось, уже не поднять из руин

Над озером Вымно святой монастырь.

Но Богом назначенный час наступил

И несколько душ посетило пустырь.

Расчистили мусор и храм возвели,

Молитва к молитве, труды на труды.

Однажды приехала бабушка к ним,

Желая помочь им, как самым родным.

Взялась за работу, когда ж поняла,

Что справиться с ней не сумеет, она

Взмолилась: «О матушки, вы

Во славу Господню несли здесь труды.

Прошу, помогите, не справиться мне!»

И в сердце молитва, а руки в труде…

Очнулась старушка как будто от сна,

Работа окончена, кто же она,

Что так помогла, когда не было сил?

И голос услышала тихий: «Есфирь».

 

 

 

ВЕРЬЕТЕ БОГУ, ДОВЕРЯЙТЕСЬ ЕГО ВСЕГДА БЛАГОЙ О НАС ВОЛЕ. И НИЧЕГО НЕ БОЙТЕСЬ В ЖИЗНИ, КРОМЕ ГРЕХА. ТОЛЬКО ОН ЛИШАЕТ НАС БОЖЬЕГО БЛАГОВОЛЕНИЯ И ОТДАЕТ ВО ВЛАСТЬ ВРАЖЬЕГО ПРОИЗВОЛА И ТИРАНИИ.

Архимандрит Иоанн Крестьянкин

Православный день