Архивы

ФУНТ ПАМЯТИ И ПУД ТЕРПЕНИЯ

Меткие высказывания древних старцев

Молодой монах сказал старцу:

— Как трудно, отче, любить ближнего!

— Действительно! Мы получили повеление возлюбить ближнего как самого себя, а ближний делает всё, чтобы мы не послушались.

Монаху, который плохо отзывался об одном брате, Иоанн Великий сказал: «Прежде, чем смеяться над кем-либо, примерь сперва его башмаки!»

— Отче, — сказал однажды старцу молодой монах, — мне кажется, что авва Кассиан страдает подозрительностью.

— Так и есть, — отвечал старец, — но это добрая подозрительность, ибо он по сто раз на дню прощает тебе ошибки, которых ты и не думал совершать.

Главным недостатком молодого монаха была рассеянность. И вот однажды старец решил послать его в Александрию:

— Ступай к аптекарю Эристу и скажи ему, чтобы он дал тебе один фунт памяти.

Молодой монах вернулся с пустыми руками.

— Отче, — сказал он, — у аптекаря не осталось больше памяти, но он просил передать, что у него для тебя есть пуд терпения!

Авва Геразий соглашался раз в год ходить в Антиохию на проповедь. Послушать его собиралось великое множество народа. Один из братьев как-то спросил его:

— Отче, не искушает ли тебя суетная слава при виде такого множества народа вокруг тебя?

— Нет, брат, — отвечал Геразий, — я думаю, что если бы меня казнили, народа собралось бы ещё больше…

Один человек сказал великому Антонию:

— Ты самый великий монах на всём Востоке!

— Диавол мне это уже говорил, — отвечал Антоний.

Один старец сказал: «Тот, кто тебя оскорбил, вряд ли тебя простит».

Другой сказал: «Если ты отвергаешь похвалу, то это, возможно, потому, что ты желаешь двойной».

Авва Макарий и авва Виссарион обменивались мнениями об одном монахе.

— Я никогда не слышал, чтобы он плохо говорил о ком-либо, — сказал первый.

— Это несомненно от того, — возразил второй, — что говорит он только о себе.

— Я пойду  за советом  к авве Пимену, — сказал как-то один монах старцу.

— Помни, — отвечал тот, — что спрашивать совета почти всегда значит требовать от других, чтобы они были нашего мнения.

Авва Илларион сказал: «Быть грустным — это значит всё время думать о самом себе».

Одному монаху, который обвинял себя в великом множестве мелких упущений, Иоанн Великий сказал: «Обычное дело — обвинять себя в маленьких упущениях, чтобы убедить себя в том, что нет больших».

Один монах ходил повсюду, утверждая, что нет никого хуже его. Авва Димитрий тогда заметил:

— Этому брату вовсе незачем так умаляться, не настолько он велик.

Антоний Великий так говорил о смирении: «Принижая себя на десять вершков, возвышаешься на сотню».

Однажды молодой монах спросил у старца:

— Отче, что такое гордыня?

— Гордыня — это когда думают: «Доказывать, что я прав, означало бы допустить, что я могу и ошибаться».

Антоний Великий однажды сказал: «Люди делятся на три категории: завистников, гордецов и прочих… Но я почти не встречал прочих».

Один старец сказал: «Нужно убить гордыню, не ранив. Если её ранить, она не умирает».

Один монах, тяжко согрешивший, пришёл к старцу:

— Я не вижу, как смогу испросить у Бога прощения за столь тяжкий грех, — сказал он.

— Сможешь, — отвечал старец. — Ведь Бог гораздо смиренней, чем мы, люди

ВЕРЬЕТЕ БОГУ, ДОВЕРЯЙТЕСЬ ЕГО ВСЕГДА БЛАГОЙ О НАС ВОЛЕ. И НИЧЕГО НЕ БОЙТЕСЬ В ЖИЗНИ, КРОМЕ ГРЕХА. ТОЛЬКО ОН ЛИШАЕТ НАС БОЖЬЕГО БЛАГОВОЛЕНИЯ И ОТДАЕТ ВО ВЛАСТЬ ВРАЖЬЕГО ПРОИЗВОЛА И ТИРАНИИ.

Архимандрит Иоанн Крестьянкин

Православный день