Архивы

Верьте Богу, доверяйтесь Его всегда благой о нас воле. И ничего не бойтесь в жизни, кроме греха. Только он лишает нас Божьего благоволения и отдаёт во власть вражьего произвола и тирании.

Архимандрит Иоанн Крестьянкин

Николай Дмитриев

* * *

Может быть, дела не так уж плохи?

Ты моё отчаянье, молчи, –

На обломках рухнувшей эпохи

Дочка лепит, лепит куличи.

 

Может, все во всём дойдём до ручки,

Сдует нас последний смертный вихрь?

Дочка пишет, пишет закорючки

В допотопных прописях своих.

 

Я учусь у этих тонких ручек,

Дам я им и молоко, и хлеб,

С палочек начну и закорючек

На обломках рухнувших судеб.

1994

* * *

В краю без неба и светил

В священном ужасе когда-то

Не раз, не раз и я бродил

Кругами дантовского ада.

 

Но, выронившему перо,

Мне будет там не так хитро,

Мне опыт адской муки ведом:

Несотворённое добро

И – сожаление об этом.

2003

 

* * *

Помню сонную позолоту

Володимирского села,

Помню бабушкину заботу

И, зарёванного, себя…

 

От обиды коленки ныли –

Пылью бросил в меня мой друг,

И набрал я ответной пыли,

Но – меняется всё вокруг.

 

Как назло, подоспело стадо,

Сердце будущей мести радо:

«Ну-ка, бабушка, отпусти!» –

«Сколь пылинок, внучок, в горсти?

Ты сочти и, коль будет надо,

Столько раз ты людей прости…»

1979

 

* * *

«Прелестно» и «чудесно», – говорят

О строчках, что искрятся и парят.

 

Так, может, не случайно для стиха

Вполне годны наречия греха?

 

Освоить бы попроще ремесло:

Обнять топор, лопату и весло.

 

Вдруг ремесло, каким владел допреж,

Одно томленье духа и мятеж?

 

Но – Господи прости! – ведь Сам Христос

Лелеял притчи, как букеты роз.

 

Со Своего небесного крыльца

Поэзией стучится Он в сердца.

 

Она к Нему апостолов вела

От топора, лопаты и весла.

2001

* * *

Услыхали птицы ловчие:

Птица певчая поёт,

И, до кровушки охочие,

К ней направили полёт.

 

И обсели куст сиреневый

Да – заслушались её,

И поёт она без времени

Про заветное своё.

 

И подумать ей не хочется

Про цепочку хищных глаз,

И что если песня кончится –

То наступит смертный час.

 

Разрастайся, куст сиреневый,

Ветви тесно заплети,

Чтобы к песне той серебряной

Смерти не было пути.

 

Разминитесь, твари Божии,

Все прекрасные на вид,

Но такие непохожие,

Что душа моя болит.

2001

 

* * *

Мало ли, что сгинуть ярко хочется!

Нет. Не к месту это молодечество.

Мало ведь оставить детям отчество,

Надо им оставить и Отечество.

1998

 

* * *

В то, что не воскреснет Русь, – не верь,

Копят силы и Рязань, и Тверь.

На Рязани есть ещё частушки,

Есть ещё под Вологдой чернушки,

 

Силы есть для жизни, для стиха,

Не сметёт вовек ни Чудь, ни Мерю, –

В то, что не воскреснет Русь, – не верю,

Не возьму я на душу греха.

1992

Православный день